Среда, 01.02.2023, 11:43 | Я рад видеть Вас Гость | Регистрация | Вход
RSS
Главная » 2009 » Ноябрь » 19 » Вторая держава.
Вторая держава.
17:01
Опасения по поводу формирования G2 в Пекине в минувшие выходные не имеют оснований, заявил «Эксперту Онлайн» Владимир Портяков, замдиректора Института Дальнего Востока РАН, руководитель «Исследовательского центра Россия – Китай». Он уверен, что основным итогом встречи глав США и Китая следует считать создание широкой программы стабильного улучшения и развития двусторонних отношений. Фото: AP
— Владимир Яковлевич, президент США Барак Обама фактически договорился с Китаем о стратегическом партнерстве. Такая формулировка применена впервые?
— В итоговом коммюнике, подписанном по результатам встречи американского и китайского лидеров, сказано: «Обе стороны намерены приложить усилия к строительству в 21 веке отношений активного всестороннего сотрудничества, предпринять все необходимые действия для создания партнерских отношений, служащих делу совместного ответа на имеющиеся вызовы». Такая детализация дана, наверное, впервые. Сама идея партнерства, однако, была высказана еще во время администрации Билла Клинтона. — Но идея «сдерживания » бурного развития Китая также продвигается довольно давно. Здесь есть противоречия?
— Это тема сложная. Есть люди, которые выступают за сдерживание, есть те, кто требует от Китая большей ответственности, диктует ему свою повестку – программу действий, по которой Пекин должен вести себя более ответственно и адекватно своему возросшему весу в мировой политике и экономике.
В целом Китай всегда подчеркивал, что ему нужны хорошие отношения с США, и он прилагает для этого всевозможные усилия. Китайцы первые назвали американо-китайские отношения самыми важными двусторонними отношениями в современном глобализующемся мире.
В ходе нынешнего визита Обамы в Китай градус отношений, я считаю, повысился: появилась более развернутая и детальная характеристика сфер сотрудничества, больший настрой на то, что имеющиеся проблемы нужно решать вместе.
Противоречия, которые есть между странами, остались. Но есть ощущение, что Пекин и Вашингтон хорошо понимают: при всех расхождениях и трениях есть глобальные проблемы, в решении которых должны участвовать обе стороны. Это касается глобального потепления, мирового торгового режима, общемировой макроэкономической стабильности. Кстати, координация макроэкономической политики касается не только США и Китая, она была оглашена и на саммитах G20.
Я думаю, что будут и недовольные сближением США и Китая. В Америке есть «дежурные люди», которые пытаются на антикитайской политике сделать себе имя и деньги. Но есть и объективная сторона проблемы: Китай вырос, причем очень динамично. Существует проблема адаптации к возросшему весу мирового влияния этой страны в мировой политике. Есть разные взгляды на то, как эта адаптация должна происходить. Отсюда рождается, скажем, требование, более транспарентной военной политики, военного бюджета, более активного участия в миротворческих операциях, в том числе и в Афганистане.
По конституции Китай не имеет право отправлять вооруженные силы за границу. Но это могут быть народная вооруженная полиция, подготовка кадров для афганской полиции.
Идет поиск новых более широких и глубоких форм взаимодействия. Китай – та сила, с которой нельзя не считаться. — Означает ли расстановка акцентов на переговорах, что США воспринимают Китай как державу номер два?
— Де-факто — да. Если не абсолютно по всем параметрам, то по большинству из них. Потому что есть ряд параметров, где Китай – далеко не держава номер два. Китай имеет третий в мире объем производства ВВП с вполне вероятными шансами в 2009 году обогнать Японию. По паритету покупательной способности эта страна уже давно на втором месте после США. Если говорить о роли в мировой торговле, то в 2009 году этот показатель падает у всех стран, но у Китая падение чуть меньше, чем у других. Вполне возможно, что он станет в 2009 году крупнейшим мировым экспортером. Кроме того, эта страна имеет довольно мощные вооруженные силы. Есть и другие показатели: обладание ядерным оружием, овладение некоторыми передовыми космическими технологиями, вывод человека в космос, работы в открытом космосе. У Китая есть свой лунная программа. По этим позициям страна занимает передовые места. Если взглянуть на нее с позиций терра-масштаба, то на мой взгляд, Китай – держава номер два. По показателям на душу населения ситуация иная. — Что, на Ваш взгляд, удалось Обаме?
— Ему удалось добиться главного: закрепил тенденцию в целом позитивного развития американо-китайских отношений. Появляются новые площадки для переговоров по самым разным вопросам. Активизируется военное сотрудничество, которое было заморожено почти на 20 лет. Вопрос по климату выходит едва ли не на первое место. У США и Китая есть понимание, что им не обойти этот вопрос, и придется сокращать выбросы парниковых газов.
Такого рода визиты нельзя измерять числом соглашений. Общий дух мне представляется чрезвычайно позитивным. Прорывов особых не было, но намечена широкая программа стабильного улучшения и развития по всем азимутам двусторонних отношений. — А удалось ли Обаме договориться со своим китайским коллегой по вопросу юаня ?
— Курс китайской валюты явно сейчас занижен. Еще в 2005 году Китай пошел на мягкую ревальвацию нацвалюты, и курс юаня к доллару постоянно рос до октября-ноября прошлого года (был 8,28 юаня за доллар, стал 6, 82). Но в условиях экономического кризиса Пекину нужно было попытаться уменьшить падение экспорта, на который завязано огромное количество рабочей силы в стране, а безработица – самое болезненное для Китая проявление кризиса. В этих условиях Китай вернулся к когда-то существовавшей практике жесткой увязки курса юаня с курсом доллара. Новый раунд давления США на Китай был связан именно с этим.
Курс юаня – производная от состояния экономики страны в целом. Поэтому тут надо учитывать ситуацию во внешней торговле, насколько стимулирование внутреннего спроса окажется достаточным, чтобы компенсировать снижение экспорта. Но сейчас этого достичь не удалось, так как это сложный экономический вопрос.
Пока китайцы только выслушали Обаму, и приняли его позицию к сведению. Но Пекин никогда не действовал и не будет действовать так, чтобы это выглядело, будто он «берет под козырек» по чьей-то команде. Я думаю, что в начале декабря в стране пройдет Центральное рабочее совещание, посмотрят, каковы реальные результаты, каково пространство для маневра. Может быть, потихоньку через несколько месяцев они начнут курс юаня повышать, понимая, что это требование США имеет под собой основания. — Удалось ли Обаме склонить китайское руководство к санкциям в отношении Ирана?
— Из итогового коммюнике этого не следует. Китайцы уверены, что здесь должен быть переговорный процесс, а вопрос о санкциях преждевременен. Я не думаю, что от китайцев ждали немедленного согласия. «Обе стороны обратили серьезное внимание на новые моменты в иранской ядерной проблеме. И согласились, что Иран имеет право на мирное использование ядерной энергии. Одновременно Иран должен соблюдать все вытекающие из договора международные обязательства, — сказано в коммюнике. — Переговоры «шестерки» и Ирана 1 октября 2009 года подали обнадеживающий сигнал. Обе стороны приветствуют это и выражают пожелание как можно более скорого возобновления контактов. Обе стороны подчеркивают, что необходимо всемерно создавать меры доверия, и призывают Иран тесно сотрудничать с МАГАТЭ». О санкциях нет ни слова. Возможно, что некоторые детали переговоров остались за рамками документа. — А каковы достижения китайской стороны в результате этой встречи? Ху Цзинтао намекнул Обаме, что причиной всех экономических неурядиц считает заградительные барьеры на пути китайских товаров. Удалось ли ему уговорить Обаму снять эти ограничения?
— Одно из самых важных достижений Пекина – тот факт, что Обама заявил: США приветствуют развитие Китая и не будут ему препятствовать. На официальном уровне, таким образом, снято все то, что на официальном языке называется «китайской угрозой». Это главное для Китая.
Еще один важный момент: в коммюнике сказано о взятом обязательстве выполнять недавно подписанный меморандум о сотрудничестве министерств сельского хозяйства двух стран. Это, возможно, ключевой документ для преодоления тупика на Дохийском раунде переговоров в рамках ВТО, где основной загвоздкой стали защитные меры в области сельского хозяйства. (Западные компании (США и Европа) требовали от развивающихся стран либерализовать их рынки, пустить туда западные товары, а развивающиеся, в том чисел Китай, в обмен требовали уменьшения поддержки сельского хозяйства и открытия для товаров из развивающихся стран рынков Запада, в первую очередь сельскохозяйственных — «Эксперт Онлайн»)
Кроме того, обе стороны заявили, что они против протекционизма, что они будут стремиться минимизировать торговые споры и разрешать их цивилизованным путем.
Пекин беспокоит, удержит ли Америка доллар, не поддастся ли она соблазну его обрушить, чтобы уменьшить свои долговые обязательства и снизить дефицит бюджета. Прозвучали сообщения, что китайские банки будут допущены на американский рынок. Но вопрос, захотят ли они: они и так уже погорели в начале кризиса в связи с банкротством «Фредди Мак» и «Фанни Мей».
Все опасения насчет G2 не имеют основания, я считаю. Никто не хочет пугать мир. Нужно просто понять, что американо-китайские отношения — важные, развиваются нормально, есть надежда на их дальнейшее поступательное развитие.
Просмотров: 393 | Добавил: Cheizer
Интернет радио SanFM.ru Сервер 'Россия Православная' Кодекс: Документоборот